В 1996 году в Беларуси проходят массовые протесты на фоне противостояния Верховного Совета и Конституционного суда с президентом Александром Лукашенко, который правит Беларусью уже два года. А в России в том году проходят выборы президента России. Борис Ельцин во время избирательной кампании убеждает популярного в народе Григория Явлинского снять свою кандидатуру в обмен на должность вице-премьера. 

Во время переговоров с президентом Явлинскому удается спасти белорусов, арестованных силовиками на очередном митинге против Лукашенко в Минске. С просьбой помочь в освобождении белорусских политзаключенных к Явлинскому обратился правозащитник и первый омбудсмен России Сергей Ковалев. 

На встрече с Ельциным Явлинский вместо обсуждения выборов резко меняет тему (далее приведен фрагмент книги М. Зыгаря «Все свободны»): «Борис Николаевич, вы бы не могли позвонить Лукашенко?». Ельцин с готовностью соглашается и тут же просит секретаря соединить его с Белоруссией.

«Александр Григорьевич, вы там взяли каких-то пленных, отпустите их, — так передает слова Ельцина Явлинский. — Я ничего не хочу слышать. Александр Григорьевич, мы уже в Европе, здесь этого не любят. Не надо никого убивать. Отпустите пленных. Ну что вы, не понимаете?»

Явлинский стоит рядом и подсказывает: «Пусть изменит меру пресечения». Ельцин подхватывает: «Измените им меру пресечения, ну что вы, не понимаете? Если дали 12 лет, дайте 10, если 10 — дайте 8».

Лукашенко задает Ельцину вопрос, и тот переадресовывает его Явлинскому: «Кто просит?» — «Ковалев просит». — «А, ясно. Кто просит, кто просит. Диссиденты. У меня их тут развелось… В общем, слушайте, Россия просит вас. Вас просит Россия! Все, разговор окончен». И бросает трубку.

Потом Ельцин просит соединить его с российским министром обороны Грачевым. «Ну все, — смеется Явлинский, — думаю, сейчас объявит войну». А президент спрашивает министра: «Павел Сергеевич, сколько у нас ракет в Белоруссии?» Тот отвечает: «Шесть». «Две заберите, — подумав, говорит Ельцин. — Они не умеют себя вести».

Через день, выступая в Красноярске во время предвыборной поездки, Ельцин будет рассказывать, что вчера освобождал пленных в Белоруссии. Кстати, вмешательство Ельцина оказывается удачным: Лукашенко и правда отпускает всех задержанных, даже суд отменяет.

Но разговор Ельцина и Явлинского 15 мая после окончания белорусской темы возвращается к выборам. И Ельцину кажется (или он делает вид), что они вместе спасли пленных и разногласий больше нет: «Ну раз мы с вами договорились, то давайте за наши договоренности выпьем!» — предлагает президент и просит, чтобы им принесли шампанского.

«Извините, Борис Николаевич, вы все-таки, по-моему, меня не поняли, — отвечает Явлинский. — Я не откажусь от участия в выборах и не сниму свою кандидатуру. Даже если я не прохожу во второй, участвовать в первом туре я все равно буду. Сотрудничать с вами я готов, но после выборов».

«Вы пожалеете», — говорит Ельцин. «В каком смысле?» — уточняет Явлинский. «В самом прямом». — «Борис Николаевич, вы извините, но так я не хочу разговаривать вообще». Но Ельцин настаивает: «Вы пожалеете». «Что значит «пожалеете»?» — допытывается Явлинский. — Вы что сделаете? Убьете меня? Или что, распустите Государственную думу? Меня опять выберут». — «Семья ваша пожалеет, и дети ваши пожалеют. Снимите свою кандидатуру».

«Спасибо, Борис Николаевич, я пошел. Дальше нам разговаривать не о чем», — заканчивает разговор Явлинский. И направляется к двери. Он уже доходит до выхода, но тут Ельцин его окликает: «Вернитесь».

Явлинский возвращается. «Снимете свою кандидатуру?» — «Нет».

Ельцин подманивает Явлинского пальцем. Тот подходит ближе и наклоняется к сидящему президенту.

«Снимете свою кандидатуру?» — «Нет».

Ельцин снова делает движение пальцем, и Явлинский наклоняется еще ближе. «И я бы на вашем месте не снял», — вполголоса говорит Ельцин.

По материалам книги М. Зыгаря «Все свободны»

ПРЕСС- СЛУЖБА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»


1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (1 голос)